Как лечили депрессию в Средние века?


Можно ли думать, что депрессия – новомодное заболевание третьего тысячелетия? Сам термин стал популярным в начале прошлого столетия, до ХIХ века её называли меланхолией, хандрой, сплином, acedia (апатией). Антропологи исследуют племена в самых глухих уголках Земли, которые живут по законам первобытно-общинного строя. У некоторых аборигенов выявлены расстройства психики, напоминающие депрессивное состояние.

Что знали об этом недуге в древности? Как лечили депрессию в средние века? Наши предки обладали особой чувствительностью: они могли страдать потому, что чувствовали страдания планеты. Эту мысль точно выразил Кафка: «Всеми страданиями, которые вокруг нас, мы также должны страдать. Тела у нас разные, но развитие одно – в какой-то форме оно проводит всех через все боли».

История болезни

Меланхолия, которую описывает в своих трудах Гиппократ, очень напоминает современную депрессию. Рекомендованное им лечение – настойка опия, тёплые очистительные клизмы, психологическая помощь («всеми способами веселить больного»), массаж и минеральная вода из источника, богатого ионами брома, магния и лития (она действительно помогает при психических расстройствах).

Гиппократ связывал депрессию со временами года и солнечной активностью, подметил улучшение настроения у пациентов после бессонной ночи. Депривацию сна и фототерапию используют и современные психотерапевты.

Цицерон утверждал, что человеку надо вернуть веру в себя и в будущее: «Если есть надежда на добро, он выдержит любое страдание».

Римский лекарь Асклепиад лечил своих больных тёплыми ваннами, увлажнением головы холодной водой, массажем, диетой, лёгкой физической активностью. Он не оставлял пациентов в одиночестве и всем рекомендовал путешествия и новые впечатления.

Авиценна, великий целитель Востока, определял меланхолию по задумчивому взгляду, устремлённому в одну точку, постоянному наваждению. Он считал болезнь отклонением в сторону страха и порчи.

В трактате «О меланхолии» Константин Африканский даёт определение болезни как состояния, когда человек способен верить только в плохое. Пары чёрной желчи, якобы преобладающей в крови таких пациентов, устремляются к мозгу и затуманивают сознание.

В Древнем Египте и Древней Индии жрецы считали тоску следствием одержимости, поэтому лечили её заклинаниями, изгоняли злых духов.

Эпизод с описанием депрессии можно найти и в Библии: это история, повествующая о Сауле, первом царе иудеев (ХI век до н. э).

Депрессия в средние века

В средние века философы смотрели на апатию более сурово: по христианским законам уныние считается смертным грехом. В трудах богослова Евагрия Понтийского бес уныния описывается как наиболее тяжёлый из всех. Он принуждает монаха замечать, что солнце на небе неподвижно, словно в сутках 50 часов. Ещё нечистая сила внушает ненависть к человеческому роду и труду: любовь иссякла, утешить некому.

Настоятельница монастыря Хильдегарда Бингенская, автор медицинских работ и мистических книг, считает причиной грехопадения Адама именно меланхолию: «Когда в нём погас огонь, в крови свернулась acedia, поднимая отчаяние и печаль. А когда Адам пал, бес вселил в него дух меланхолии, которая делает тело теплохладным, а человека – безбожным».

Августин (354–453 гг.) полагал, что человека от зверя отличает именно разум, и его потеря возвращает людей в животное состояние, отдаляет от Бога. Настрой меланхолика не проникнут божьей благодатью, в доказательство приводили книгу Даниила, где описывают Навуходоносора и психическое заболевание как божье наказание.

Иоанн Кассиан (360–435 гг.) и Энагрий Понтиак (346–399 гг.) описывают беспричинную депрессию отшельника, поселившегося в пустынном месте. Так как болезнь сильнее всего проявляется в полдень, её назвали «полуденным бесом». Первым признаком апатии считали лень и усталость (acedia). Этот термин в средние века заменил меланхолию. Монах, который находится во власти такого недуга, стремится покинуть свою келью, чтобы искать исцеление на стороне. С тоской он ждёт, что кто-то придёт его навестить, может впасть в апатию или неистово бежать без оглядки. Acedia, повальная напасть, ассоциировалась с полуденным бесом (псалом 90), парализующим способность молиться. Понтиак и Кассиан считали, что меланхолия лечится тяжким трудом, а вся братия должна отвернуться от меланхолика, чтобы не заразиться.

В те времена Церковь называла 9 смертных грехов, в том числе и asedia, которую с ХIII века трактовали как «праздность». Античные понятия о здоровом духе в здоровом теле преданы забвению. Работы Фомы Аквинского (1225–1274 гг.), в которых он утверждал, что телесный недуг на душу не влияет, болеть может или то, или другое (депрессию считали болезнью души), ещё больше отделяли душу от тела. Так как душа всецело находилась под влиянием или Бога или Сатаны, выводы средневековой Церкви были однозначны. Во времена инквизиции один Бог и знает, сколько меланхоликов сожгли на кострах. Инквизиторы полагали, что человек, обделённый божьей благодатью (то, что меланхолик именно такой, никто не сомневался), способен соблазнять других, поэтому рядом с верующими ему не место. Сначала таких отлучали от церкви, потом – штрафовали, заключали в тюрьму. Если и это не помогало, то просто сжигали на костре.

В Средневековье все переживания делили на пороки и добродетель. Desperatio (на латинском «отчаяние») означало не просто состояние души, а порок, сомнение в божьей милости. В ХIII веке праздную acedia ассоциировали с разлитой черной желчью, которая постепенно вытеснила гиппократовскую меланхолию с её гуманными методами лечения.

Лечение депрессии: труд и молитва

Психиатрия как область медицины сформировалась позже. А в те времена душевными недугами занимались знахари, шаманы, жрецы, теологи и философы. Считали, что тоска и уныние появляются от праздного образа жизни. Если нагрузить больного тяжёлым физическим трудом и молитвами, времени на страдания и посторонние рассуждения у него не будет. Привычные для нас антидепрессанты появились всего полвека назад, а в те времена с больными, которые попадали в руки лекарей, особенно не церемонились. Их избивали, морили голодом, держали на цепи, обливали холодной водой. И это далеко не самые жестокие методы того времени. Избиения обосновывали тем, что физическая боль должна отвлекать от душевных страданий. Этим методом лечили и безумного английского короля Георга III. По рекомендациям лучших европейских лекарей его жестоко избивали, пока он не умер от такого «лечения». Так усмиряли в основном буйных, меланхолики обычно вели себя более спокойно.

Из средневековых мыслителей открытиями в области психиатрии прославился Святой Августин. Не исключено, что он и сам переживал депрессию в 32 года. Когда он принял христианство, то в «Исповеди» описывал своё состояние: «Неописуемая печаль переполняла мое сердце настолько, что я мог свою скорбь залить потоками слёз». Он ценил важность самонаблюдения, чтобы подробно описывать субъективный эмоциональный опыт. Учёные видят в этом зачатки психоанализа. По его мнению, негативные эмоции типа страха или гнева наблюдать можно только субъективно.

Из методов лечения меланхолии он приветствовал физические нагрузки, фехтование, шахматы, карты, игру в кости, наблюдение за спортивными состязаниями, ванны, чтение специальной литературы, прослушивание подобранной музыки, путешествия, лёгкую (без алкоголя и жирных блюд) диету, приём лекарств (слабительных и рвотных средств) для очищения организма (депрессию часто сопровождают запоры), прижигания лба, кровопускания.

Немецкий лекарь Горн выливал пациенту на голову до 50 ведер ледяной воды, которая должна была вернуть к действительности погружённого в тяжёлые мысли. В европейских лазаретах-тюрьмах буйных усмиряли горчичниками, обкладывая ими всё тело. Боль должна была отвлекать бедолаг от «еретических размышлений» и неадекватных поступков.

Из шпанских мушек делали особые нарывные пластыри, которые закрепляли на голове. В дальнейшем такой пластырь оправдывал своё название. Практиковалась и трепанация черепа, чтобы «выпустить злых духов».

В Средневековье медицина не могла существовать отдельно от религии. Психические нарушения трактовали с позиций теологии. Душевнобольные считались сообщниками дьявола, поэтому с ними не церемонились.

Достаточно мягкий подход практиковали на Руси. Если в Европе душевнобольные люди считались пособниками тёмных сил, то славяне их жалели, полагая, что Бог уже наказал несчастных за грехи. «Юродивые» жили при монастырях, где за ними присматривали. Позже и в России появились свои радикальные методы: рвотный винный камень (им натирали голову), сернокислый поташ, сладкая ртуть, прижоги на руках, слабительное, раствор камфоры в винной кислоте, белена, пиявицы на заднем проходе, нарывные пластыри. Если меланхолик и не вылечивался, то у его состояния, по крайней мере, были веские причины.

Сегодня читать о таких методах жутко, а ведь в то время относились к ним серьёзно. Может, и современные методы через несколько веков будут казаться нелепыми и странными?

Просмотров: 123Комментариев: 37

Недавние посты

Смотреть все